На главную

Гостевая книга

E-mail

 

 

Стихи 2004 г.

 

Простите за глупость, за возраст, наивность,

За все, что подарит мне нежная юность,

И то, что вам даже ночами не снилось,

Простите заранее. Только вот грубость

 

Оставьте себе, мне уроков не надо,

Кнута натерплюсь еще без ваших споров,

Я только овца, а ведь вы уже стадо...

Я вам своей радостью - только укором

 

Явлюсь. Так простите меня за надежду

На счастье, любовь, на чудесные годы,

Я стану как вы, но позвольте мне прежде

Пожить своему только сердцу в угоду.

 

***

 

Что-то уходит, наверное яркость мечты,

Что-то бежит от меня в города неизвестные людям,

Вдруг усложняется то, что казалось простым,

Все изменяется, больше детьми мы не будем.

 

Кончится год, а за ним еще множество лет,

Я не заплачу им вслед, провожу их улыбкой.

Время назад не верну, ведь я лишь человек,

Но буду жить, чтобы жизнь не казалась ошибкой.

***

 

Первое слово... Нет, не ребенка, первое слово женщины,

То что сказано вам, и лишь только вам,

Этим словом вы с ней навеки повенчаны,

Назло всему миру, назло жестоким богам.

 

Королевская лилия - дар и клеймо, спасение,

Плен и закат, рассвет, и адом в раю

Станет тебе, как тихое песнопение,

Как дикий напев - этот первый возглас: "Люблю".

 

***

 

Послушай зиму, помолчи, замри,

Останься в ней, на чистом холоде страниц.

Я так хочу ее... нет, ты не понял, не любви,

Свободы, подари ее, останься в миллионе лиц

Снежинок, в множестве дорог, слепых

Под белым одеялом неба. Позабудь

Все то, что было прежде, нас двоих

Оставь поодиночке. Здесь твой путь, мой путь

Разделятся - ты будешь жить в зиме, мечтать,

Тебе не нужен гул ручьев весны,

А я... я так хочу самой весною стать,

Живи же в белом царстве. Мы должны...

***

 

Напрасно... сегодня сто тысяч усталых "напрасно"

Идут за тобой, как и я за тобою иду.

Как было все c нами - так страстно,

прекрасно,

опасно,

Как с крыши прыжок. А я (веришь?), я все еще жду.

Не так забывают, не так убивают сомненья,

Не так расстаются... Но что же поделать с тобой,

Ведь та сама странность, ты боль,

вдохновенье,

стремленье,

И я остаюсь как "напрасно" с твоею душой.

***

 

А где-то гитары, а где то веселье,

И свежесть, и краски, и страстные чувства.

Один взмах руки - и под звонкие трели,

Несется огнем, и то счастьем, то грустью

Она обернется - танцовщица лета.

Богиня в движеньи, весь мир преклонится,

Пред этим лучом солнца жаркого света

В тьме теплых ночей. А она уже мчится

По кругу, и мечутся кудри за нею

И роза алеет меж них, и пусть вечно

Играет гитара и юбка алеет,

В огне шумной страсти - она бесконечна.

 

***

 

В ночную тьму, скажу тебе я: "Помни".

Быть может ты услышишь... Может быть

Тебе мои слова морские волны

Наутро принесут. Вот так любить -

 

За сотни километров и мгновений

Потерянных - как это нелегко,

Ведь в памяти одни лишь только тени,

А волны ненадежный почтальон.

 

***

 

Шепотом, рокотом, шелестом - снег за окном

Вьюга январская кружит, забытый мотив

Тонко играет душа - об одном, об одном,

Каждую клеточку тела давно истомив.

Кто я? И что я? И где я? И как дальше жить? -

Каждый вопрос риторически стихнет во тьме,

И мимолетно вдруг хочется окна открыть,

Зиму впустить, что так истово бьется ко мне.

Завтра утихнет печаль, снег уляжется вниз,

Мысли тревожные сгинут, захочется жить,

Только вот в данный момент бы ногой на карниз

Вдруг не ступить, чтоб все страхи свои позабыть.

 

***

 

Пустые небеса, оттаяла печаль,

Осталась тишина, трагическое "жаль"

Звенит аккордом струн. На кончике иглы

Мерцает глубина разрушенной судьбы.

Проносятся года и скошена трава

На розовых лугах - мечтами я жила

Давным давно... Исчезнет лик луны

И образ твой на белизни стены.

И шум шагов моих застынет в темноте,

И змейка слов совьется на листе,

Так забывают жить в кубическом плену

И в широту окна к свободе я шагну.

 

***

 

Просто бывает такая печаль

Рвущейся нити и плачущих струн,

Солнца закатного в ропоте волн,

И увядающих в вазе цветов.

Да, я скажу, что мне искренне жаль,

Тех утонувших в снегах нежных лун,

И погибает мечтательный челн

Нашего чувства. И мне мало слов,

Чтобы сложить из них вечный напев

Дев отдающих без страха сердца,

Дев, что до смерти умеют любить

И уходить, забывая весь свет.

Я не могу, моя боль и мой грех,

Я легкий ветер, а он до конца

В миф не уйдет. И любить - не любить

Вечный вопрос мой и вечный ответ.

***

 

Мечтая о весне

 

-1-

 

Зима в предчувствии весны, задумчивый февраль

Баюкает слова - пустые времена

Без мыслей и без чувств, узорчатая сталь

Ветвей деревьев в площади окна.

 

Бежит строка бессмысленных причуд

Усталых душ. Над дистрофией чувств

Грешно смеятся. Мой последний друг,

Листок бумаги, белоснежно пуст.

 

Таблетка от бездарности в вине

Растает, когда март откроет дверь.

Быть может ангел явится ко мне

Как ласковый и нежный счастья зверь.

 

 

-2-

 

Переспелая грубость холодной зимы

Заставляет невольно припомнить всю нежность

Диалогов листвы и на грани стены

Теневую игру, и немую безбрежность

Теплых белых ночей... Это было давно,

Это будет, я знаю, так быстро, так скоро,

И соленое море и солнца вино

Заискрится в руках. Бесконечность просторов

Всех оттенков палитры утонет в лучах,

И я в них растворюсь, возрождаясь в закате,

Будет солнечный мячик скакать в волосах,

Будем жить ради чувства и счастия ради.

 

***

 

Оборвалась секунда, на кончике страсти - печаль,

Потому что не будет потом, потому что нет нас,

Ты оденешься, встанешь, бесчувственно бросишь Прощай,

А я так и останусь прокручивать в памяти вальс

Моей первой любви, и я буду смотреть в потолок

В безуспешных попытках найти в его глади ответ

На вопрос вечный жизни: Жесткость судьбы или рок

Заставляют любимых однажды сказать слово Нет?...

 

***

 

...И я буду снова курить в зимний холод окна,

Искать на поверхности неба ответ и вопрос.

А все почему? Потому что всегда я "должна",

Никто не поможет. А город снегами зарос.

 

Сегодня весна, но с весной ничего не пришло,

Я помню такое же время два года назад,

Я также смотрела в окно... И без звуков, без слов

Себе объясняла, что время придет, будет сад

 

Души зацветать белым светом на утренней мгле,

И рядом окажется кто-то, кого я так жду...

Но тянутся годы, и сложно придумать себе

Весеннюю сказку, в которой я счастье найду.

***

 

Я хочу утонуть в синеве твоих глаз,

Я хочу в ней остаться навеки веков,

Чтоб с последним ударом полночных часов,

Ты как призрак мечтаний моих не угас.

 

Я хочу оставаться в огне твоих рук,

Умирать и рождаться, как птица любви.

Все равно, что нам темное время сулит,

Я останусь с тобой. И глухой перестук

 

Пары наших сердцец не затихнет в годах,

Потому что мы части единой души...

И однажды в просторах небесных вершин

Вспыхнет свет - нашей страсти бессмертной звезда.

 

***

 

Когда рождается весна

В холодной мартовской лазури,

Печаль и радость, свет и бури

Во мне самой, и я сама,

Как кошка мартовская, с воем

Зароюсь в лиственную страсть

Весенних чувств. Одна напасть -

Что нынче даже счастье с боем

Приходит в жизнь. И я борюсь

В перевороте нежных весен.

А сердце рвется, сердце просит,

И я с ним в этом соглашусь.

 

***

 

На капель, на апрель

Погадай мне, Весна.

Скоро ль сгинет метель?

Впрочем, знаю сама!..

 

Погадай мне тогда

На судьбу и на страсть,

Ведь в мои-то года

Лишь на них и гадать.

 

Будет март, будет май,

Будет лето и зной,

Крик души юной: "Дай!",

Чей-то зов: "Будь со мной!".

 

Ты - семнадцати лет

Тонко-звонкая трель,

Нагадай же мне свет,

Подари мне апрель!

 

***

 

Далеко-далеко, за леса, за моря,

В ослепительно яркие солнце-края

Убежать, за собою сжигая мосты,

И найти воплощенье хрустальной мечты...

 

За страницами книг, за границами слов,

Плыть по морю глубокому без берегов

Золостистого счастья крылатой души,

Улетающей в страны туманных вершин...

 

В страны замков воздушных и единорогов,

Где я вечно брожу по зеленым дорогам,

Где мне так хорошо - и я буду мечтать

По ночам, а в дни светлые чудо искать...

 

***

 

Один шов на душевных клочьях,

Один теплый глоток надежды -

И затасканность страстных строчек

Мне вдруг кажется дико нежной.

 

Ну и что, что погасли звезды

И что сердце почти не бьется,

Но в причудливой кляксе слезы

Растекаются. Это - солнце.

 

Черный диск утомленной жизни,

Черный диск мазохизма чувства,

А письмо - это только призма,

В ней на сто лучей разойдутся

 

Нити боли, вдруг став экстазом

Утомленной души, и в малом

Вдруг откроется блеск алмаза,

И письмо - это лишь начало.

***

 

Я знаю, ты фотографировал закат,

А в кадре отчего-то оказалась я...

И пару лет ты этому был рад,

Но время шло... Потом твои друзья

В пустых альбомах стали появляться

Все чаще. Уходил на дальний план

Мой тонкий профиль. Видимо, влюбляться

Ты в мой потрет уже давно устал.

И я уйду, оставив негативы,

Колористичных пламенных страстей.

И я не удивлюсь, когда в моей квартире

Ты вновь объявишься. Жаль, я не жду гостей.

 

***

 

За окном шелком стелется снег,

Я не знаю о чем говорить,

Вся усталость непрожитых лет

В темноте затонула. Любить

Никогда не умели мы так,

Чтобы все научиться прощать,

Между нами глухая стена...

Что еще я могу тебе дать?

Я могу подарить облака

И холодную светлую даль...

И коснется так робко рука

Твоих темных волос... Всю печаль

Выражая в молчанье снегов,

Я уйду, и со мной уйдет рай

Предрассветных речных берегов,

Улетят облака птичих стай.

А ты вспомнишь касания губ

И слова в бесконечности чувств.

А назавтра коряжистый дуб

Вдруг покроется листьями - грусть...

 

***

 

Бесконечное небо и тающий свет.

Мы живем как умеем, стремясь к высоте,

Между нами и солнцем преград почти нет,

Но "почти" не "совсем", и в бумажном листе

Заперт росчерк пера - журавли в облаках,

И свобода - печаль, и темница - восторг.

И как линии судеб на тонких руках

Бесконечное небо в чернильности строк.

Вот приходит весна - изменяется мир,

Изменяются души в плену бледных тел,

Солнце летнего дня - позабытый кумир

Возрождается в сотнях надуманных вер.

 

***

 

Я женский род, извечное "она",

Каллиграфичность,

Строгость,

Яркость,

Дикость,

Невыносимая туманная размытость

И четкость взглядов. Терпкий вкус вина

И сладость ягод. Я люблю до боли

И ненавижу до экстаза душ.

Я сама честность, но играю роли.

Я парадокс. На сердце тяжкий груз

И легкость в нем же. Я тебе нужнее,

Чем для прилива госпожа луна,

Я перестала быть банальной "ею",

Я для тебя прекрасная Она.

 

***

 

Минуты ползут,

А время летит,

А мы еще тут,

Но путь нам открыт.

Приходит весна,

На пару с тоской,

Причина - стена

Меж небом и мной.

Кас странно, дано

Желанье летать,

Но - прихоть богов -

Нам крылья не дать.

Рассвет и закат,

И новый виток

Спиральности дат.

Начало, исход?

Я буду собой,

Пусть все будет так,

И древний устой,

И новый уклад.

 

***

 

Так утонченно и пронзительно, до слез

В груди играет мягкий шарик счастья,

И кажется, что никогда ненастье

Не затуманит мира нежных грез.

 

Как странно, фантастически прекрасно,

Так просто и так правильно. Душа

Летит, как птица в небе ярком, ясном.

И все сокровища не стоят ни гроша

 

В сравненьи с этим верным легким чувством,

Вселенной сделавшим конечный сердца мир,

Вот самое великое искусство

И самый верный жизни эликсир.

 

***

 

Беглец и беглянка, две пары светящихся глаз.

Мы вырвались в мир, мы увидели звезды и море.

И нет ничего кроме темного неба и нас,

И нет ничего, кроме душу спасающей боли.

 

И мы побежим, открывая для сердца закат,

И помня рассвет, и надеясь на кров теплой ночи,

Которая скрыла бы нас в быстротечности дат,

Даря нам мгновения, нежность которых бессрочна.

 

А завтра... Что завтра? Решим, как-нибудь, мы потом.

У нас есть сегодня, и в нем мы друг другу так близки...

И пусть это будет как красочный радостный сон,

Как шарик луны в небе ночи глубоком и чистом.

 

***

 

До запятой прописанная жизнь,

И детство завершенное до точки -

Исписанные мною же листочки

Банальностей. И в руки не дались,

 

А полетели прочь мечтаний караваны

С собою унося хрустальный шар -

Мой первый и такой чудесный дар

Вещать лишь правду. А теперь другие страны

 

Открылись в неизведанной душе -

От Страсти до Гордыни и Корысти,

И опадают розовые листья,

Весь смысл жизни - в ломанном гроше.

 

Я взрослая. И тонкое коварство

Двух слов ест нежность мыслей и надежд...

Одна из толп взрослеющих невежд,

Я выберу любовь себе лекарством.

 

***

 

Нас, легких бездуховных тварей,

По миру носит ветер злобы.

Тьма ненависти стала стогом,

Добро - иголкой в нем. Кто знает,

 

Что будет дальше с этим миром?

Какие новые напасти

Нам принесут безумство власти

И поклонение кумирам?

 

А хочется простого света -

Любви, надежды, тихой веры,

И чтобы в царстве нашем сером

Нашлась душа иного цвета.

***

 

Я хотела бы стать зарей,

Раздающей свет темным окнам,

Нежно-розовой и простой,

Разошедшейся на волокна

Еще прячущихся лучей

Божества под названьем Солнце...

Я хотела бы как ручей

Через камни стремиться звонко

В зеленеющий рай лугов,

Принося чистоту и свежесть...

Я хотела б не знать оков

И жить так, чтобы будней серость

Не могла погасить зарю,

Иссушить ручеек поющий

В моей юной душе. Молю

Мне оставить хотя бы лужи

Первых майских дождей и боль

Возжелавшего чувства сердца...

Мне хотелось бы быть другой,

Но планета моя вертеться

По другому не станет вдруг.

И я снова всего лишь винтик

В механизме людей. Их круг

Разорвать нельзя тонкой нитью.

 

***

 

Ты ангел с глазами цвета надежды,

Ты ангел, раскрывший длинные крылья

И выше, чем когда-либо прежде,

Взлетевший в небо алмазной пылью.

 

Что ты там ищешь? Что ты там видишь,

За гранью мира туманной веры?

Закат багрянцем укроет крыши,

Я буду ждать, когда город серым

 

Весь станет - и в бархате ночи звезды

Тебе к моим окнам укажут тропку.

И будет так рано, и столь же поздно,

Когда ты войдешь. Так неслышно, робко...

 

Я душу раскрою, даря ей легкость,

Я тоже смогу раствориться в небе.

И в столь прекрасном чуде полета

Смогу полюбить и смогу поверить.

***

 

Мне сегодня снился туманный рассвет

Незнакомых, далеких, цветных планет,

И победа в какой-то чужой войне,

И что я очутилась вдруг в чьем-то сне.

 

И мечтаю, чтоб сон этот был твоим,

Как давно уже хочется нам двоим,

Потому что в любой войне победим,

Если вместе. И к звездам мы улетим.

 

И наступит утро, и солнце взойдет,

Чуть лениво, как толстый пушистый кот.

И все реки глубокие наших невзгод

Перейдем мы легко, а точнее - вброд.

***

 

Дай бог постичь, дай бог понять

Лихую жизнь, седую смерть.

Дай бог после паденья встать.

Дай бог дойти, дай бог успеть.

 

Я слишком мало прожила,

Чтобы судить кого-то вдруг,

Но я любила и ждала,

И тех кто любят или ждут

 

Имею право понимать

И даже чуточку жалеть...

Но все умеют миру лгать,

Скрывая боли темной сеть.

 

И я к тебе не подойду,

Надежду протянув в руке.

Ты вновь опустишься к стыду...

И мы лишь тени на песке.

 

Дай бог поверить и вздохнуть,

Хоть раз себе же не солгать,

Дай бог найти душ темных суть

И свой рассвет не потерять.

 

***

 

 

Мы учились любить весь мир,
Растворяться в лучах и красках,
Не жалеть на восторги сил,
Отдаваться любви и ласке.

И искать, и бежать вперед
За своею мечтой хрустальной,
Мы учились не видеть лед
Чьих-то взглядов - косых и тайных,

Убивать в себе тихий стыд
Перед миром, забывшим лето.
Мы учились плакать навзрыд
И почти не жалеть об этом...

 

- - -

 

Оборвалась секунда, на кончике страсти - печаль,
Потому что не будет потом, потому что нет нас,
Ты оденешься, встанешь, бесчувственно бросишь Прощай,
А я так и останусь прокручивать в памяти вальс
Моей первой любви, и я буду смотреть в потолок
В безуспешных попытках найти в его глади ответ
На вопрос вечный жизни: Жесткость судьбы или рок
Заставляют любимых однажды сказать слово Нет?...

 

- - -

 

Какая-то странная стянутость слов,
Как кожа, политая сладким сиропом,
И дымная серость больших городов
Давно в наших взглядах. Холодным потоком
Прольется на души густая печаль,
Простая, как в первые дни сотворенья,
И горло зальет закипевшая сталь
Какого-то чувства, и веком мгновенья
Предстанут в пустыне усталой толпы
Из кукол с пустыми глазницами сердца.
А мы, к сожаленью, теперь не слепы,
Иль к счастью?.. Но в маску бездушья одеться
Не сможем уже. Мы умеем любить,
Страдать, забывать, вспоминать, возвращаться
У вновь уходить... Нам приходится жить
И в замкнутом круге друг с другом встречаться

 

- - -

 

Что-то где-то с кем-то как-то,
В резкой смене настроений,
И плевать, что будет завтра,
И в безумье пляшут тени.

И почти, почти свобода,
Вздох до боли, полной грудью.
Днем мы все одна порода,
Масса глины, а не люди.

А сейчас - снимаем маски
Перед взором строгой ночи.
Ну, рассказывай нам сказку,
Юный месяц, ты же хочешь.

И показывай нам страны,
И угадывай желанья.
Это все могло б быть странным,
Но законы мирозданья

Не прочесть в часы ночные.
И играют страстно нервы...
С кем-то где-то как-то были
Не в последний раз, не в первый.

 

- - -

 

 

Расстоянье - на два вздоха,
И страданье - на два вскрика...
То, что было раньше плохо,
То, что было раньше дико,
Стало вдруг простым и нежным,
И естественно-надежным.
Обратилось в неизбежность,
То, что было невозможно.
И взлетают души в небо
На любви пушистых крыльях...
Мы идем с тобой по следу
Первой сказки, первой были.

 

- - -

 

Память разорвана на троеточия,
Ей не хватает пространства и времени.
Вот она (видишь?) бессвязными клочьями
Бьется и воет. Без роду, без племени...

Хочется вспомнить какие-то запахи:
Море, ваниль в айришкримовской горечи, -
Словно дожди после яростной засухи
Кадры из прошлого - полдни и полночи.

Ты мне шептал нечто разово умное,
Я притворялась прелестною дурочкой,
Счастье вниз падало каплями крупными
Сока арбуза на летние улочки.

Игры с любовью, как кофе со сливками,
Тающее-нежные, пряно-манящие,
Даже стихи не казались избитыми,
А до основ, до веков настоящими...

Лет через двадцать мы вспомним с улыбками
Все помутнения юного разума
И так негаданно станем ошибками
В жизни друг друга. Чем, впрочем, все сказано.

 

- - -

 

Что-то разово умное, разово нежное,
Но почти что манящее и безмятежное,
Словно приторно сладкий курортный роман,
Столь короткий, но памятный зрелым годам.
И по-детски наивное, чуть саркастичное,
В один миг и невинное и неприличное -
В диалоге двух хищных, но старых зверей,
Жертв капканов под видом раскрытых дверей.
Телефонные трубки так родственно близки,
Самолеты летают совсем уже низко,
И что нам километры морей и дорог!
Ведь мы оба вдыхаем дурманящий смог
Городов, поглотивших рабов и богов,
Обновленных до самых античных основ.
Наплевать... На печаль, на тоску, на хандру.
В телефонном покое ждет преданный друг.
И не нужно нам знать кто пастух, кто овца,
Все равно никогда не увидим лица.

Только ночью однажды, в безмолвье гудков,
Мы заблудимся в черных клубках проводов.

 

- - -

 

В твоих столь сухих и горячих ладонях
Черешня, как будто после радость
И точно последняя летняя сладость
Из всех, что мы, может быть, нынче запомним.
И вспомним в объятиях грустного снега
(У нас никогда не бывает иначе...).
Нет-нет, показалось тебе, я не плачу,
Ведь все так прекрасно... В стремительном беге
Песок переместится в нижнюю чашу,
А в ней будет больше пространства для мысли,
И мы, как всегда, философски зависнем
В дилемме извечной меж личным и нашим.
А дождь все льет слезы на северный город
(Почти как у Маркеса), дни и недели.
Сто лет одиночества... Век недомолвок,
Давай посчитаем, а сколько мгновений,
(Секунд, если быть отвратительно точной)
Мы так умираем в "футлярности" будней?
Уже миллионы... А жить надо срочно.
Не кошки, еще восьми шансов не будет.

 

- - -

 

Такие как он никогда не плачут,
Такие как он ни во что не верят,
Стреляют нечасто и наудачу,
Но знают и чуют волненье зверя.
Я окна открою и будет лето,
Ночной перелет комариной стаи.
А он не придет. У него ведь кредо,
Он книг о любви, увы, не читает.
Немые вопросы, ответы рыбьи -
Без звука, а так - в жестах рук и взглядах.
Как в старой песне, спою "Мейн либе...".
И он поймет. И полночным градом
Отметит этот триумф природа
(За что? Он охотник. А я девчонка...).
Не будет вечной любви до гроба,
А будет странность и будет тонкость
Жемчужной кожи в прожилках синих,
И нежность - до крика, почти до боли,
Божественность тел в совершенстве линий
От лунного света. И привкус соли
На темных губах. Караван рассветов,
Немного печали, немного счастья,
Багряный узор полуночных меток,
Как след хоть минутной, но все же власти.
Что дальше? А дальше на
cтупит осень,
Мы будем ломать тонкий лед на лужах.
"Зачем он тебе?" - меня кто-то спросит,
Отвечу: "Мне больше никто не нужен."

 

- - -

 

Стоп. Перемотаем пленку. И начнем играть сначала.
Что там было? Завтрак, море, солнце и ваниль.
Хитрый взгляд. Прикосновенье. Что же я тогда сказала?..
Что-то вроде: "Ваш акцент, на мой вкус, очень мил".
Два на семь. Четыре. Десять. Две недели белой соли
На губах. И звуки, руки, утопающий закат.
Умирает слово гордость, лезет в петлю слово воля.
Вплоть до черепной коробки ваша, мой маркиз Де Сад.
В реверансах (как учтиво), будто бы назад столетье
Пролетело. Боже, боже, век серебряный опять.
Поэтичность, нелогичность - вот что этот бред отметит,
Страсть под черным шелком неба... Да, мне есть что вспоминать.
Было... Волны гонят в море змеи лент - с волос сорвались,
Черный-красный. Мулен Ружа упоительный контраст.
Стоп. Нет-нет, я вас не знаю. Вы, как видно, обознались.
Это что? Да так, подарок. Перстень. Жизненный баласт.
Самолет железной птицей прочь уносит мое тело
(Только тело, душу позже мне придется забирать).
Ах, отстаньте! Это глупость. Это все не ваше дело.
Было - не было... Все к черту на куличики послать!

 

- - -

 

Целую песчинки - одну, другую.
"Я здесь, я вернулась", - шепчу тихонько,
Я бога давно поминаю всуе,
Тебя - никогда. Потому, мой тонкий,
Что в жизни мне сотни дорог не надо,
Нужна лишь одна, но за край сознанья.
Мой бред с легким привкусом шоколада
Подарок тебе. А меня не станет.
Уйду я в пустыни, в страну мечетей.
Забуду, застыну, кусая губы.
Последний мой вздох - обнимаю лето,
Сжимая ( и нежность бывает грубой).
Я здесь, я вернулась. Ласкаю море,
Ловлю блики солнца... Так все случилось.
Я эти вот строчки потом не вспомню -
Придуманной страсти скупая милость...

 

- - -

 

Умирающий день... Порыв ветра, как тающий вздох.
Просто что-то прошло. А, быть может, и не начиналось.
Утопая в листве двух осенних больших городов,
Мы бредем. Не хватает нам самую малость
Сил и смелости, чтобы дойти. У порога письмо.
Я пишу о любви. Ты же только о грусти и долге.
И бокалы пусты. Мы не пили сухое вино
Диких слив... Оправдав все судьбою и роком,
Разошлись и забыли. Такая глухая печаль.
Все почти что... И слезы, и горесть, и нежность.
Наш закат был пустым, и сегодня ничем он не стал.
О тебе вспоминаю не каждый миг. Реже и реже.
И ты знаешь, сегодня уже мне приснился не ты.
Память тоже устала быть с нами. Осталась надежда.
Но она, увы, тает. На землю ложатся листы...
Будет сонный ноябрь. Зима. А потом где-то между
Новым годом и мартом восьмым я вдруг вспомню тебя,
Да и ты меня, может быть, вдруг воскресишь от забвенья.
Ностальгия. Печаль. Фразы в трубку, как будто любя...
Мы никто, мой родной. Мы больные бездушные тени.

 

- - -

 

Заучи меня наизусть.

Тембр голоса, жесты, фразы,

Необъятную мою грусть

Или же неземную радость,

Звук шагов, хрипловатый смех,

Все мои закидо... привычки.

Каждый мелкий и крупный грех.

Искупление... Просто личность.

Крепкий кофе в восемь утра

И стихи на исходе ночи.

Мои "книжные" вечера,

От заглавия и до точки.

И от бодрости к вялой лени

Ежедневный, чуть скучный путь,

Перекресток с тобой, волненье

Заучи... А потом забудь.

 

***

 

Такое небо... Такие луны...

Усталый вздох твой ловя губами,

Я с негой томной ласкаю струны,

Играя все, что случилось с нами.

А было много... Нет, было мало

Таких вот встреч в стиле древних песен.

Тебе идет стиль Прекрасной Дамы,

А мне... шута. Мир банально тесен

Раз вместе мы. Вот такое чудо.

А что там дальше? Молчат пророки.

Что ж, к черту всех их, и будь что будет.

Любовь без края, любовь без срока...

Такая ночь... И такие звезды.

За гранью яви летим к рассвету.

Еще так рано. Уже так поздно.

Твои вопросы. Мои ответы.

 

***

 

Слова дождем дробятся... Льется дальше

(Как нелогично...) монолог ручьем:

"Ну, здравствуй, здравствуй, мой далекий мальчик,

Мой близкий друг. Теперь вдвоем споем...

Ты видишь, ночь - Египет и пустыня,

И пирамиды (слышал про бетон

Древнеегипетский?)... Пока ты спал с другими,

Я сосчитала звезды за окном.

А знаешь, я, похоже, верю в вечность.

Я это все уже пережила.

Я помню эту детскую беспечность:

Твоя любовь упала со стола -

Разбилась. Домино моих мечтаний:

Обнять, понять, убить, испить до дна, -

Неправильное. Ведь тебя не станет.

Су-и-цидально... Кукольно... Смешна

Мне эта роль. Смешно твое волненье.

Я кукла, милый, розовый фарфор.

Пойми, нет света, все вокруг - лишь тени.

А египтянки нам соткут ковер

Судьбы. Ты видишь, небо не рыдает.

Восточный ветер прочь уносит боль.

Мой нежный мальчик. Знаю, знаю, знаю...

Ты, принц Экзюпери, теперь король.

И ты, один наплакавшись от счастья,

Со мной теперь. Такой простой мотив.

Ты отдал все, что было в твоей власти,

Взамен и капли чувств не получив".

Слова... Слова... Она Шехерезада,

Уставшая от сказочный неправд,

Играет с Ним под чудом звездопада.

Все истина. Все ложь. Не жизнь - распад.

 

***

 

Не выстрелить в небо - даны мишени.

Осечка - и смерть. За последней данью

Приходит рассвет. Проступают тени,

Которых во тьме не заметить. Спальню

Разделит луч солнечный на две зоны:

Твою и мою. Я болею страстью.

Наш новый язык - вздохи, шепот, стоны.

Наш новый герой - перепивший власти

Над телом. Я долго терзаюсь чувством,

Что что-то не так (это всем знакомо).

Тебя уже нет. Почему-то грустно.

Гудки на полжизни. Холодным тоном

(Сама и с собою): "Прощай навеки".

Да-да, это глупо и это пошло

(Ахматовой лавры мне здесь не светят),

А ты с каждым часом все больше прошлым

Становишься. Я забываю звезды

(Какое там небо?! В каких алмазах?!).

Семнадцать ноль-ноль. Остановка. Поздно.

И встать бы с постели. Так резко... Разом

Забыв. Слух пропал, не услышать выстрел.

Ранение в сердце - смертельный номер.

Рулетка. Я так не люблю сюрпризы...

Сыграйте же реквием! Вечно помнить

Я буду свободу. В сырой темнице

(Да, Пушкин, конечно, сейчас не в тему,

Но к черту) любви я теряю лица

Моих лучших качеств. Разрушить стены

Уже не получится. Перья пухом

Ложатся на землю. Прощайте, крылья...

Вот так. В моих чувствах всегда разруха

(Не жалуйся больше на привкус пыли).

 

***

 

Город контрастов...

Город сомнений...

Вот бы так сразу,

К свету - без тени.

Вот бы так сразу,

К небу - без крыльев.

Как камикадзе

В питерском стиле...

Строгом и четком,

Без поворотов:

Бесу - зачетка,

Аду - работа:

"Без разговоров

В темную сущность!".

Ведьма? Не спорю

Дура? Как скучно,

Грубо и глупо.

Я балерина

В танце из шуток

Томной Фемины.

Мой город странен.

Мой город топок,

Медлить не станет:

Раз - и в болото,

Раз - и навечно

В невскую воду.

Время не лечит -

Много работы.

Вены не режу,

Только мечтаю.

Нет, я не брежу,

Я так летаю.

 

***

 

Я принес тебе сердце, как мячик - щенок.

Я открыл окна дома на север и запад.

А ты там, где туман и удушливый смог

Тянут к шарику солнца прозрачные лапы.

Я пью кофе, гадая на черной воде.

Я ищу твои письма в глубинах шкатулок.

А ты даже не помнишь, что крохе-звезде

Подарил твое имя я. В наш переулок

Я почти каждый день захожу на часок.

Я тебе покупаю охапки тюльпанов.

А ты даже не знаешь, что я одинок,

Как герои забытых старинных романов.

Я, словами подруги, распят на кресте.

Я посажен на нежный и страстный наркотик.

А ты там, где дожди. И не ждешь новостей

От мальчишки смешного из дома напротив.

 

***

 

Так глупо. Но нежно. Так странно. Но просто.

За городом где-то уже зимний вечер,

А здесь еще осень, в которой по росту

Построились ласки. И плед мой так клетчат

(Дурацкое слово... смешное, конечно),

А чай почему-то соленый... Нет, что ты,

Я вовсе не плачу. Проклятая нежность!

И женская сущность. Не смейся. Порода

Такая... Какая? Кошачья и птичья.

В ней капелька солнца и капелька ночи.

Ну что ты там делаешь? Что?! Ищешь крылья?

Я чуть сумасшедша, а ты - очень-очень.

А ты очень-очень... И это так мило.

Мы, как Макаревич пел, домик построим.

Да-да, тот что с рвом и собаками... Было

Бы это взаправду... Попробовать стоит!

Пора. Созвонимся. И в восемь. И в десять!

(Родители шутят, что "вечно в эфире")...

До связи! И помни: любовь - это если

Два порознь - люди, а вместе - стихия.

 

***

 

В моем городе пятые сутки царит зима,

В моем городе пятые сутки лежат снега.

Мы давно разучились жить много недель без сна

(Нас на сон не хватало). Снег в пальцах - уже вода.

И синица в руке почему-то приносит грусть.

Ты мне скажешь: "Зима". Я отвечу: "Да нет... Хандра", -

Процитирую классика. Просто все: не вернуть

Первых чувств, первых слов. Ты же помнишь, как мы с утра

Улыбались друг другу... Смотри на меня, смотри

И попробуй как раньше? Ну что? Вот и я о том.

А в гостиной, в углу, так печально один стоит

Мне когда-то тобою подаренный желтый слон...

Сероглазое небо за окнами дарит свет,

Но уже не такой, как бывало, а в цвет глазам.

И, наверное, ровно пять суток нас прежних нет.

Юбилей... Подари мне одну из волшебных стран

Твоих сказок!.. Ах, да. Ведь пропали талант и страсть

К выражению чуда. Печально... И мы вдвоем

В одиночество так же боимся еще попасть,

Но уже не боимся другого оставить в нем.

 

***

 

Я немного больна простудою, чуть - тобой.

Я на каплю устала от жизни и от любви.

Ты на всем белом свете один - до основ простой.

"Мы друзья? Не друзья", - эти фразы, они твои.

Я жестока слегка (мой большой-пребольшой секрет).

Я в плед кутаюсь, думая, что-то в себе ища.

Не найду. Потому что чего-то там точно нет

(Там - в душе, без сомнения). Под каблуком трещат

И ломаются льды. Твое сердце хрустит - и в пыль.

Я не стерва. Отнюдь. Не хватает во мне ума

И изысканной злости. Я просто скупая быль

Современного мира - не сказка. Весна-зима.

Я немного грущу. Меланхолия мне судьба.

Чуть-чуть легче, проходит болезнь. Могу вздохнуть

Я свободнее. Странно. Уходишь и... навсегда.

Ты ведь сил никогда не берег на обратный путь.

 

***

 

Мысли, как птичьи стаи...

Я вас спросить хотела:

Сможет ли бросить Кая

Снежная королева?

Статуя из печали,

Льда и сухого ветра...

Вы меня плохо знали,

Я просто так одета -

Маска. У вас ведь тоже?

Как и у всех. Что будет?..

Мой самолет отложен.

Чуть улыбаюсь - судьбы.

Сплю раз в четыре ночи -

Страшно забыться снами.

Пальцем вожу по строчкам

Сказок, не ставших явью.

А за рассветом - будни.

Ваш набираю номер.

Это все слишком трудно...

Это все слишком больно...

Четко пишу по краю

Жизни кусочком мела:

"Бросить не сможет Кая

Снежная королева".

 

***

 

Запах кофе, яблок... и немножечко

Еще юной, вдруг открытой нежности

(Ты не смейся, а попробуй ложечкой

И почувствуй этот привкус свежести...).

Целоваться... долго и восторженно

(До щекотки в солнечном сплетении).

Сколько в жизни счастья нам положено?

Я боюсь... А вдруг не хватит времени?

Это крылья: выстрелить без промаха -

Полюбить (банально, но ведь истина) -

И взаимно... Чувства пахнут порохом

И ванилью. Просто... но таинственно

Это все. А на щеке волнуются

Вдох и выдох твоего дыхания.

Мы идем. Заснеженные улицы

Вдохновляют робкие признания

Стать смелее. Пей меня до донышка,

Как глинтвейн холодным зимним вечером.

Я твоя... Аврора. Или Золушка.

Юная влюбившаяся женщина...

 

 

***

 

she+she

 

-1-

 

Это все о тебе, это все для тебя.

Это небо и нега. Печаль и восторг.

Эти дробные капли ночного дождя

Для тебя, дорогая. Над городом смог

Переходит в холодный осенний туман.

Ты со мной. Ты даешь мне любить твою тень.

И дыханье. Дрожь век, когда тонкая грань

Между снами и явью стирается. День.

Ты не можешь понять. Ты не можешь постичь

Мою боль. Мою роль. В каждом Да или Нет

Ты боишься услышать подтекст. Фразу: Дичь,

Я охотник, и я уже вижу твой след.

Но на самом-то деле все наоборот.

Я сдаюсь в плен твоим чуть усталым глазам.

Ты мой грех. Ты мой самый любимый порок.

Моя Библия, Тора, Авеста, Коран.

И пусть все назовут тебя блажью моею,

Заблужденьем, неверным отрезком пути,

Но такую как ты - чуть стервозную фею -

Никому, никогда и нигде не найти.

 

 

 

-2-

 

Не верь мне по ночам, родная.

Я ночью - пыль. Я ночью - муть.

Лишь взмахи крыльев птичьей стаи

Я в Час Быка. Мне не уснуть.

Не верь мне. Я пророчу горе

И счастье, слезы и восторг.

Читаю вслух о синем море,

Пишу про жизнь, пишу про рок.

Не верь мне. Я терзаюсь чувством

К тебе, к себе, к другим мирам.

Я в том, что названо искусством,

Тону, лечу искать обман.

Не верь мне. Смахивая слезы,

С ресниц размазывая тушь,

Я вижу чьи-то сны и грезы,

Чужую сладостную чушь.

Не верь мне. Всем моим признаньям

В часы ночные грош цена.

Ты мне не боль и не страданье,

И не сестра, и не жена.

Не верь... Я падаю в ущелье

Под звон часов (на раз-два-три).

А утром - горькое похмелье

Со вкусом пыли и земли.

 

 

-3-

 

Никто не вспомнит твои привычки,

Твои улыбки, твои печали,

Твою столь ори-ги-нальную личность

И сердце из облаков и стали.

Ты станешь просто усталой стервой,

На жизнь прейскуранты заучишь твердо,

Ты станешь жесткой и вечно первой,

И слишком строгой, и слишком гордой.

Тетради покроются черной пылью -

Забросишь свои неземные песни,

А ведь у тебя раньше были крылья,

Но ты предпочла им банальность лестниц.

Себя не узнаешь на школьном фото:

"Вот это вот чучело с синей гривой?!".

А я до сих пор храню твои ноты,

Стихи и письма "Моей любимой".

Теперь ты не вспомнишь, что вместе были,

Друг в друге искали все чудо сказки.

И нас осуждали, и нас любили,

Враги и друзья в нашем школьном царстве.

А мы целовались под колким снегом,

И я тихонько тобой любовалась...

Но кроме глаз цвета зимнего неба

От той тебя ничего не осталось.

 

 

-4-

 

Ты пахнешь хвоей и пчелиным воском,

Грибными дождями и летним утром,

Ты знаешь, с тобой невозможно просто.

Ты юность и свет, ты живая мудрость.

Моя?.. Не моя?.. Но давно родная.

Никто никогда не придет к ответу:

Откуда ты здесь, в этом мире мая

(От "маяться"), ты, яркий символ лета?

И, знаешь, за гранью всех наших teenов

Мы обе поймем может быть (быть может...),

Откуда такая любовь и сила,

И нежность, и счастье. Почти до дрожи...

Ты пахнешь осенним густым туманом,

Морозом и ветром, и первым снегом.

И нам расставаться, конечно, рано,

И это, конечно, уже победа.

 

 

-5-

 

Ты не поймешь и зальешься смехом.

Я не спрошу, что спросить хотела.

"Ну, до свиданья. Прощай. Помехи", -

Тканью по трубке шуршу. Нет дела

Мне до твоих "он меня не любит".

Господи, дура осталась дурой

Мне не нужны адвокаты, судьи.

Утро у бога вновь вышло хмурым...

Просто все это почти печально.

Я не умею любить без смысла.

И не хочу. С легким вкусом стали

Дым сигаретный и крепкий виски.

Ты бы сказала, что я спиваюсь.

Я бы ответила: "Все мы люди".

Элементарно: идя по краю

Бездны, не думают о простуде.

Ангел с глазами исчадья ада...

Нет, не тебе мои видеть слезы.

Ты не звонишь. Ну и пусть. Не надо.

Завтра к не... к счастию будет поздно.

 

 

-6-

 

Ты засыпаешь... Прошло полночи.

Дождь барабанит по глади окон.

Новый день кончился. Стало проще?

Нет. Это чувство моя работа.

Нет. Это просто мое призванье:

Плакать от нежности. Тихо-тихо.

Кажется, даже сама не знаю,

Что это, как это... Светлым бликом

Ты на моей промелькнула жизни.

Счастье - несчастье: твоя победа -

Проигрыш сердца. Ты знаешь, выше

Падать мне некуда. Камнем в небо...

Я так хочу, чтобы стали прошлым...

Я так хочу, чтобы вечно длились

Эти вот ночи, где слова "пошлость"

Нет и не будет. Набросок пылью

Глаз твоих, рук твоих, вздохов, всхлипов

В памяти тонкий оставит контур...

Что-то внутри отозвалось криком:

Я променяла на плен свободу.

Все так запутанно. Боль и нега

Слезы закончились. Плакать нечем.

Я ведь (поверишь?) давно жду снега.

Нового года... Вдруг станет легче?

 

 

-7-

 

Бейби... Какая же ты смешная.

Бейби... Ты просто еще ребенок.

Я тебе мало и плохо знаю,

А так хотела бы знать с пеленок.

Видеть, как ты наряжала кукол,

Помнить, как ты не любила школу.

Или любила. Как на уроках

Строила глазки кому-то, полом

Не ограничивая мечтаний.

Впрочем, не знаю... Скажи мне, Бейби,

Где твоя жизнь, где твое сознанье,

Мир твой. Какая вы, юная леди?..

Только с тобой я дрожу от счастья,

Только тебя я ревную даже

К воздуху (ты в его полной власти).

Может быть, кто-то тебя расскажет,

Как я сейчас не могу минуты

Жить без твоих "не хочу - не буду".

Нет, я, конечно, не верю в чудо,

Но... ведь все это должно быть чудом.

Я для тебя просыпаюсь утром

И для тебя засыпаю ночью...

Бейби... В тебе есть святая мудрость...

Бейби... Я... просто... ну... очень-очень...

 

 

-8-

 

За розовым небом луна и созвездья -

Мое невозможно прекрасное утро

Сбылось, принеся с собой странные вести

Сознанья: стирает внезапная мудрость

Тоску и печаль по ушедшему году -

Сама я придумала скуку и горе.

Как ты перестала следить за погодой,

Так я перестала следить за тобою.

"Томление шелка по тонкости туши

И остренькой кисти. Сгораю...", - едва ли...

Я песни твои научилась не слушать.

Не слышать. Ты помнишь, когда мы гуляли

В Париже, я как-то сказала, что даже

На смертном одре не забуду твой облик?

Как пафосно, боже... Богемно... Развяжем

Мы прошлого путы - отпустим... на волю.

Я письма пишу тебе реже и реже,

И на ночь не чмокаю старую рамку

Твоей фотографии. Что ж, моя нежность,

Наверно, пора завести мне собаку...

 

 

-9-

 

Ты случилась. И поделать с этим

Ничего (совсем...) уже нельзя.

Ветер губы трещинками метит

(Символ власти-страсти ноября).

За окном мелькают чьи-то лица.

А перед глазами ты одна.

Я вяжу на деревянных спицах

Нашу жизнь. Разломанный гранат

Сердца истекает ярким соком

С привкусом полыни и зимы.

Я должна сказать тебе о многом.

Ты же мне - о близости весны.

"Здравствуй - здравствуй" - будней плавный холод

(Помнишь, может, время у Дали).

Я, наверно, просто слишком молод.

Зачеркнем. Я молода... Твои

Руки пахнут мятой и лимоном.

Я... все так... но только пол не тот.

Ты представь меня пажом. Garcon-ом.

(Мальчиком французским...). Подойдет?

Ты случилась. Город, впавший в кому,

Почему-то светел до сих пор.

Я случи... лась (полувздохом, стоном),

Как ноктюрн Шопена ре-минор.

 

 

-10-

 

Отпусти мне грехи... Индульгенцию с подписью "Love"

Выдай просто затем, что все страхи и страсти Содома

Мы уже пережили. От солнца и неба устав,

Я хочу утонуть в зимней ночи. Представь только: к дому

Мчаться сквозь эту ночь, сквозь снега и огни фонарей...

Я мечтаю... Ты только прости. Я уйду, разрисую

Серебристой помадой окно. Просто переболей

Мной как легкой простудой. Грущу. Улыбаюсь. Целую.

Отпусти мою жизнь. За полу такой тонкой судьбы

Все равно не удержишься. Завтра, наверное, снегом

Все укроет вокруг, и под толщей замерзшей воды

Упокоится чувство под ником Волшебное Лето.

 

 

-11-

 

Звонишь через сутки и в точное время.

Я так не умею (читай: не желаю).

Но сплю я всегда отчего-то не с теми.

А то и одна (в позе кошки. И с краю).

Ты куришь "Собрание". Веришь в свободу.

Ты мчишься сквозь юность на скорости света,

Живешь для себя, посылая всех к черту,

Не слышишь вопроса, не зная ответа.

И ты не со мной. Это закономерно.

Ты вольная птица, а я "детка в клетке".

Заглавие "Секс" до безумия верно

К роману о связи двух... разных по метке

Судьбы. Что-то будет, но позже... Ты тоже

Однажды изменишься. Станешь другая.

Сегодня мне грустно. И страшно. Но все же...

Ты только звони. Через сутки. Родная...

 

 

-12-

 

Снег розовым оттиском стыл в глазах,

С щек падали капли вниз.

Весь мир отчего-то тобой пропах -

Ванильно-вишневый бриз...

За гранью пути по земле, скажи,

(Ведь ты обещала), что

Так нужно фарфору твоей души?..

Бессмысленные "недо-"

Приставок к дуэту немых сердец.

Скажи. Расскажи. Проверь

Насколько вошел в мою плоть стилет

Тех наших морозных дней.

Насколько я стала твоей игрой -

Проколотой butterfly.

Ведь через полгода придет простой

И слишком уж теплый май.

Я буду учиться молчать о нас,

Для верности дверь закрыв.

Ты будешь играть реквием-романс

На ветках плакучих ив.

И станет немного совсем смешно

И грустно совсем чуть-чуть,

Что слезы стояли у глаз стеной

И было нельзя моргнуть...

 

 

-13-

 

Я не гибну - я просто таю,

Как на улицах тает снег.

Мне бы только дожить до мая

И услышать твое "Привет".

Ты приедешь из звездной дали

Переспелых парижских дней

И увидишь мои печали,

Чуть презрительно скажешь: "Эй,

Хватит выть на луну! Я дома".

Я расплачусь, шепча: "Ждала".

Очерчу мне давно знакомый

И забытый лица овал.

Приезжай... Покажи мне небо.

Возведи день весенний в куб,

Потому что так скоро - лето,

Потому что тебя я люб...

Помню, помню, терпеть не можешь...

Приложи же палец губам

Я тихонько скажи: "Я тоже

За тебя целый мир отдам".

Я не гибну - я просто таю,

"Жди меня" наизусть учу...

Хоть бы где-нибудь, где-то, с краю

Я была в твоем море чувств.

 

 

-14-

 

"Когда посветлеешь, темная?" -

"Когда потемнеешь, светлая?".

Смеемся. Из ветра сотканы

Мы обе. Гордимся метками

Столь редкостного неверия

В судьбу и ее течение.

Мы смелость счастливо меряем

Галлонами. И прощения

Просить не умеем - надо ли?

Любить, впрочем, тоже. Помнится,

Нас кто-то назвал солдатами,

А мы... отвечали сторицей.

Такие - простые, легкие,

Закатные, предрассветные,

Немного (на каплю) темные,

Немного (на каплю) светлые.

Но ночью... тоской укутаны

Мы обе. В душе постылое:

"Когда же ты спросишь, глупая? -

Когда же ответишь, милая?"

 

 

-15-

 

Я хочу тебя в этом Городе. Только в Нем.

Здесь снега умирают, а воздух - одна вода.

Здесь июньская ночь обращается зимним днем.

Я хочу тебя здесь. Я люблю тебя в Нем всегда.

Этот розовый омут рассвета - начнем тонуть

И останемся - утро и день переходят в ночь.

Ты прямая как улицы Города: только суть,

Без пустых обещаний. Ты мне не сестра, не дочь,

Не подруга... Осталось лишь только заклеить лоб

Шестицветною радугой. Здравствуй, моя печаль,

Погуляем? Со скоростью света выходит срок

Наших дней, когда грех несущественен. Знаешь, жаль,

Что мне мало дано. Только злая усталость фраз,

Пуповина с гранитом, с водой, с серым небом - нить.

Скорбно выдохнем дым... В одном темпе. В последний раз.

Приезжай же в наш Город. Я в Нем умею любить.

 

 

-16-

 

Я хотела бы тоже начать с нуля,

Отмотать на ту осень и - "дубль...съемка".

Только это вот странное "я твоя",

И еще непростое "хочу ребенка"

Не дают мне уйти и забыть всю синь

Наших пражских ночей и твои улыбки.

Мне так жаль, что для нас невозможен сын...

И еще очень многое. Мы ошибки

В безупречном расчете небесных сфер.

Ты прости меня. Чувство целую в щеку,

А не в губы. Я только живой пример

Человека разумного (не от Бога).

Я уже не могу просто так кричать

На весь мир о своем необъятном счастье,

Потому что на сердце стоит печать

Отшумевшей любви абсолютной власти.

И какое теперь нам "начать с нуля",

Если все не закончено, все не спето...

Я ведь тоже... я тоже шепчу "твоя...",

Я ведь тоже... я тоже иного цвета.

 

Hosted by uCoz